?

Log in

No account? Create an account
Пожалуй, надо обозначить как-то и другие места моего обитания, кроме жж. Тем более, что в жж я теперь появляюсь редко - только публикую новые стихи.
Здесь - мои явки. Странички в интернете, где я обитаю с разной степенью частоты и интенсивности и/или оставляю свои стихи. И немного ссылок на мои публикации - совсем немного:)


в фейсбуке
на стихи.ру
записи авторского чтения на сайте МирМуз

Публикации:

Моя книжка "Вдоль занавески" серии "Библиотечка поэзии" СП Москвы - в эл.библиотеке «ImWerden» бесплатное скачивание без регистрации
На сайте Союза писателей Москвы (о книжке "Вдоль занавески", и немного стихов) - здесь
На сайте Южнорусского Союза писателей (Одесса) - здесь
Публикации в журнале "Гостиная" - февраль 2016, декабрь 2016, февраль 2017, май 2017, ноябрь 2017
В "Читальном зале" - здесь
Подборка стихов в "Русском переплёте" (июнь, 2014) - здесь
Подборка стихов в журнале "Нёман" (№1, 2013) - здесь в pdf

Выступление в "Вечерней Москве" на передаче "Вечерние стихи" - здесь - эфир 25 февраля 2015г. и здесь - подведение итога той передачи

п.с. если будет что-то появляться, на что можно будет давать ссылки - буду сюда добавлять.
Анна Галанина-вм12-1
Что-то неправильно, что-то не так…
Серым по белому солнце восходит,
крик на снегу у ворон благороден,
дыркой в кармане сияет пятак.
Так не бывает, и это не здесь,
не ожидается жизнь после смерти,
боги не плачут – смеются как черти,
бог весть о чём эта добрая весть.
Так ли уж важно – поймёшь, или нет,
если по правде, то лучше без боли.
Ветер ворону гоняет по полю,
в снежном тумане - закат ли, рассвет…
Всё повторяется – это ли, то,
что-то уходит, но в этом ли дело…
Чёрным по белому небо летело,
землю собою закрыв налету.

Nov. 5th, 2017

Новая публикация.
Моя подборка стихов в ноябрьском номере журнала "Гостиная" - http://gostinaya.net/?p=15149

Nov. 5th, 2017

12 ноября - Лефортовские встречи.
Где ещё читать стихи, как не в библиотеке :) Буду читать в хорошей компании - там плохих и не бывает.
Приходите, буду рада друзьям!

Это здесь - https://www.facebook.com/events/505520779833579/
Там будет музыка живая, в полструны,
и завсегдатаи попарно-одиноки,
и запах кофе из какой-нибудь страны,
где солнце всходит и заходит на востоке.
Официант скучливо-вежлив и ленив,
бармен, читающий спортивную газету,
а может быть, другие кто-то - не они.
Окно открытое, блокнот и сигарета.
И непременно дождь, а хоть бы и туман,
и в общем, всё не обязательно и важно,
но ненаписанный какой-нибудь роман
уже смешался с кофе запахом бумажным.
И день уходит, а за ним – такой же день,
и вечера легки, но словно что-то значат,
и каждый встречный из невстреченных людей –
герой романа, а уж повести – тем паче.
Обрывки музыки... В подставке высох зонт.
В окне увидишь, как прохожих ветер гонит.
И будет счастье, или просто повезёт,
когда там будет море солнца, море, кони…
Так звёзды веретеном
сплетаются в тесноте,
что думается темно
и видится в темноте,
как звёзды теряют свет
в созвездиях чёрных дыр.
Фонарь за окном ослеп,
и двор потерял черты,
лишь скользкая тень реклам
дрожит в очертаньях крыш,
лишь свет моего окна
остался на свете. Лишь
одна из потухших звёзд
пробилась во двор лучом,
и кажется, выход прост,
и думаешь ни о чём.

Oct. 18th, 2017

Аннушка. Переделка.
Давным-давно, шесть лет назад она пришла ко мне в троллейбусе. За полчаса, пока ехала с работы домой. А потом два дня не отпускала, пока не улеглась. А я эти два дня теребила Александра Асманова, показывая ему многочисленных блох и сверяя несверяемое - слова и мысли. Бесконечно благодарна ему за терпение и за помощь.
А потом я приехала на каникулы в Москву и начертала Аннушку напротив двери "нехорошей квартиры" - на всю стену храбрости хватило, на табурет взгромоздясь. А Володя после моего отъезда дорисовал трамвай. Так они там и сейчас, по-моему.
А сегодня я наконец-то переделала начало - давно хотела. Такой вот стих нашёл вдруг - ровно через шесть лет)

Аннушкин дом пустоты полон,
масло в лампаде, и в крест - пальцы.
Не помогает, везде - Воланд,
смертно пугает своим вальсом.

Раз - и кукушкой поёт: полночь.
Чёрная тень у двери - медлит...
Два – озарение. Свет? Полно -
это безумье - в глазок медный.

Три – к образам, на бегу - к Богу:
- Иже еси, укажи выход!
И поклонилась Ему строго,
а чтобы понял - ушла тихо…

Шаг за порог… Тишина – вздохом,
липкий туман по пятам – дымом...
Первый трамвай на лету охнул,
чуть не задел... не задел... мимо...

Прыг-скок,
кругом голова…
Вдоль рельс –
красная трава.
- Где свет?
И трамвая нет…
Кто здесь?
Шорохи в ответ
и смех.
Череп в полный рост…
- Здесь я –
главный. Берлиоз.

- Надо бежать! Ноги где? Боже…
Тени чудные вокруг бродят,
и ни души – черепа, рожи!
Крест наложить – не с руки, вроде…

И завертелась – искать угол,
где бы приткнуться… Ничком – надо б,
да чтобы ветер подол трогал...
И костылям бы была рада…

- Дома, наверное, гроб мелкий -
без головы... Эх, туда кабы!
Бабы судачат... С гербом вилки
не прихватили б мои бабы!

И притомилась - свело щёку.
Рядом – костыль... Да кому нужен?
А Берлиоз – зуб гнилой в щёлку:
- Кто безголовый – всего хуже.

День, ночь…
Помнится едва -
век здесь?
А быть может – два…
Здесь бы
хоть кукушки звук…
Мух бить -
не хватает рук.
И всё
мучает вопрос –
кой чёрт
рядом Берлиоз?

Был бы неплох, да на вид – нечисть.
Книги писал, говорит, злыдень –
вот оттого и мигрень лечит.
И Самого, говорит, видел...

Тянет извечно одну песню:
- Головы – дрянь, суета, ругань.
Поговорить по душам не с кем...
Аннушка, будь мне хоть ты - другом…

Знаешь, когда меня пьёт Воланд –
я упускаю момент. Странно –
словно есть голос, да нет слова…
Я бы иначе писал, Анна!

Брови ссутулит… Обнять? Нечем…
После посмотрит вокруг хмуро
и заорёт петухом певчим:
- Масло зачем разлила?! Дура!

Так – век.
Не прогнать никак…
Слов нет?
Не нашёл, дурак.
Знать бы,
где тот божий свет -
а здесь говорят,
мол, нет…
Врут. Мне б
крест сейчас нести…
Вдруг – свет!
Господи еси…

Вальс из-за стенки… Опять вечер,
и долгожданных шагов звуки…
Муха жужжит... Да убить нечем –
смирной рубахой сплели руки.
Все семь холмов на своих местах,
и дворник рассветно-пьян,
сжигает листья в семи кострах
расплавленного тряпья.
Пошёл друзей зажигать к метро,
недаром стакан гранён.
На перекрёсток семи ветров
просыпалось вороньё.
Не просыпаясь, прополз трамвай -
качаясь, осенне-жёлт.
Галдят вороны, зажглась трава,
и дворник с друзьями жжёт -
он величает вином Агдам,
и взгляд у него лучист
и свято-пуст. И к его ногам
припал опалённый лист.
В этом городе люди-числа.
Мимо каждого – путь в обход,
чтоб забыть навсегда и быстро.
Но в дороге не много смысла,
если верить, что всё пройдёт.

Неприметные люди-шторы.
И не вспомнишь, когда забыл.
Чуть задержишься - разговоры
о погоде, про «час который»,
и о том, кабы, если бы…

Люди-нелюди. На дороге -
их бессмысленный дальний свет,
без него разглядишь - убоги.
Если им помогают боги,
то наверное, Бога нет.

И конечно же, люди-страны,
люди-песни и города,
люди удали окаянной -
их запомнишь. Но поздно-рано
станет сумрачно, и тогда

все уйдут. Остаются люди.
Вроде, ясно всё наперёд -
их забыть бы, уйти, уснуть бы,
но – не вырваться... Люди-судьбы.
Те, с которыми всё пройдёт.
Звонят по ком-то... Да не в набат -
в полвдоха и в полруки.
Звонарь от Бога… Закурим, брат -
мы живы и велики.
Мы больше мира, который в нас.
И масло, и бутерброд…
Но если вдруг упадём сейчас,
никто нас не подберёт.
Пока мы живы, теряя дни,
мы были – да хоть детьми…
В моей вселенной твои огни,
пока не погаснет мир.

Profile

ручки-ножки
annagalin
Анна Лившиц (Галанина)

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono